Типология: Европейские госпитали (больницы)

1-3.jpg

Древняя цивилизация выступала за то, чтобы целительная сила мира распространялась через тело и разум, но индустриализация здравоохранения изолировала пациентов от этого более широкого контекста. От центра городских застроек и до лесных массивов, современные больницы должны реинтегрировать общественное достояние в процесс исцеления.

Происхождение больницы как типа, отдаленно напоминают городские сооружения, но типология города сыграла большую роль в формировании современной больницы. Как это ни парадоксально, но со середины прошлого столетия дизайн городских больниц, как правило, игнорировал городскую структуру, в которой они были расположены, создавая при этом лишь минимальные необходимые логистические связи. Теперь, с прогрессом в понимании среды для лечения и более глубокого понимания роли и ценности сетей городского общественного пространства, архитекторам и со-проектировщикам необходимо заново открыть и пересмотреть типологию больниц и медицинских учреждений в целом, чтобы создать мощный потенциал для интеграции с городом.

Архитектурная генеалогия больниц начинается в древнем мире. Храмы Асклепия в Эпидавре и Косе в Греции (около 500 г. до н.э.), место где для диагностики и лечения больных, использовали религиозные заветы и ритуалы. С другой стороны, древние римские больницы разрабатывались для военных целей, планировка которых была основана по казарменному типу. Эти две традиции – военная и религиозная – являются последовательными нитями в развитии больниц вплоть до 20-го века. Сегодня у них есть параллели с иногда конкурирующими, а иногда и взаимодополняющими идеями больницы как эффективного механизма лечения и больницы как места для исцеления.

Храм Асклепия в Эпидавре

Слово «больница» происходит от латинского «hospitium» гостеприимства или гостевого дома и первоначально обозначало приют для нуждающихся, который впоследствии превратился в место, где больные могли выздороветь. В конце 18-го века, после большого пожара больницы «Hôtel Dieu», Париж, в ходе проектирования французские врачи и архитекторы выдвинули гипотезу о том, каким образом разместить больных что бы добиться максимально качественной вентиляции, что в итоге поспособствует улучшению здоровья и выздоровлению.

Революция во Франции приостановила реконструкцию больницы «Hôtel Dieu», но несколько других объектов были спроектированы и построены на основе так называемой типологии «павильона». Пациенты были расположены в узких прямоугольных блоках небольшой глубины, соединенных коридором, в котором также могли находиться другие комнаты. Эта идея была принята в Великобритании в середине 19-го века, особенно благодаря страстной пропаганде Флоренс Найтингейл. Эта идея стала стандартом при проектировании, задум которой предполагал улучшение вентиляции путем регулировки пропорций поперечного сечения, разделения на блоки, а также введения восходящих потоков воздуха по дымоходам и каминам.

Благодаря господству особенно пламенного разнообразия функционализма, большие достижения научно-обоснованной медицины в XX веке нашли отражение в дизайне больниц. Медицинские и хирургические процессы стали считаться практически детерминированными в отношении формы здания, хотя они часто меняются в зависимости от технологических и клинических разработок. Возможно, из-за того, что плавное течение этих процессов может быть буквально вопросом жизни или смерти, медицинская архитектура избежала критики функционализма, которая началась в 1950-х годах и которая к концу 1960-х годов разрушила консенсус в отношении единого международного стиля.

Следует ожидать, что больницы вряд ли станут главными темами для экспериментов авангарда, однако, противоположное стало доминировать в дизайне больниц, за некоторыми исключениями, такими как работы Пауэлла и Мойи, чьи радикальные проекты внутреннего масштаба для палатных блоков в «Wexham Park» (1955–66), были разработаны ради опыта пациента не пренебрегая при этом клиническими требованиями.

Больница «Hôtel Dieu», Париж. 1830

В основном, архитекторы медицинских учреждений во всем мире приняли серьезный и консервативный подход, сосредоточенный на эффективном приспособлении процессов за счет создания жилых мест или осмысленной формы. Этот функционалистский подход привел к появлению десятка различных типологий, которые дополнили до сих пор доминирующий тип павильона, изобретенный во Франции в 18 веке и защищаемый Флоренс Найтингейл.

Стационарные отделения составляли самый крупный элемент плана и объема больницы, но теперь возникла необходимость в организации четырех основных и не менее важных элементов, а именно: амбулаторно-диагностические отделения, операционные, палаты (или медсестринские службы), обслуживание и циркуляцию (логистику). Такую структуру как [улица – моноблок – подиум с башней или блоком(-ами) – кампус – атриум], можно увидеть в современных больницах по всему миру, в различных чистых и смешанных интерпретациях.

Появление в 1960-х годах термина «пациент ориентированной медицины» обратило внимание архитекторов больниц США и Великобритании в создание идеи «пациент в центре дизайна». Министерство здравоохранения Великобритании, в котором в то время работало несколько сотен архитекторов, провело в 1971 году семинар с таким названием, но только в 1980-х годах началось исследование того, что улучшает восприятие людей, например качество пространства, освещенности, акустики и отделки, а также то, как мы можем уменьшить стресс, делая здания более удобными для доступа и навигации, в отличие от печально известных бесконечных больничных коридоров.

Больница “St Pau” в Барселоне (1901-1930), спроектированная Lluís Domènech и Montaner

В результате, создание среды исцеления предполагает своего рода возвращение в Святилище Асклепия в Эпидавре. Но задача Эпидавра состояла в том, чтобы соединиться с более широким миром и позволить его целительной силе течь через тело и разум, даже когда человек сосредоточен вовнутрь себя. В современной типологии больниц отсутствует такая связь, за исключением хороших видов пейзажа, если это доступно. Представление «исцеляющей среды» было подтверждено исследованиями, такими как знаменитая работа Роджера Ульриха 1984 года, в которой показано, что пациенты с прикроватным окном, выходящим на естественную среду, выздоравливают быстрее.

До появления автомобильного транспорта, зачастую больницы располагались там, где было сосредоточено наибольшее количество население, а прототипы современной больницы, как кратко описано выше, появились с урбанизацией 18 и 19 веков. С середины 20-го века стало предпочтительней размещать больницы на зеленых участках, где это возможно, вдали от городских центров, предоставляя таким образом свободу планировке. Это была реакция на основополагающее убеждение, как только стали понятны явления передачи инфекции – вера в то, что больные должны держаться подальше от здоровых людей, для их же блага. В условиях зелени и на открытом воздухе.

Неизбежность универсального использования автомобилей не подвергалась сомнению, в то время как рост стоимости городских земель стимулировал центробежную тенденцию. Там, где городские участки многократно использовались под разное назначение, современные больницы проектировались как единые, устойчивые объекты. Взаимное пространственное взаимодействие с гражданской сферой просто не было в повестке дня. Несмотря на это, некоторые госпитали сами по себе были размером как поселки или даже небольшие городки.

Туберкулезный санаторий “Alvar Aalto’s” в Паймио, 1932

Дизайн таких больниц с точки зрения читаемости планировки, иерархии частей и способности к росту и изменениям, во многом обязан городу как парадигме, что наиболее очевидно в повсеместности «больничной улицы» – «главной больничной артерии», если перевернуть метафорическую отсылку. Они содержат магазины, школы, библиотеки и места для поклонения или богослужения, имеют свой собственный аппарат безопасности. У них больше здоровых людей, чем больных. Кроме того, как хорошо продуманные расширения в городской сфере, больницы имеют большой потенциал в качестве фактора восстановления, помогая увеличить экономическую активность в районе.

Это не значит, что нельзя недооценивать сложность проектирования при интеграции больницы и города. В отличие от других зданий с приватным пространством, в больницах из-за высокой степени конфиденциальности, у такой интеграции будут пределы. Огромный размер больницы и требования конфиденциальности создают проблему длинного чистого выхода на улицу, и любое усиление безопасности все больше ставит под угрозу проникаемость. Однако это проблемы самого города. В творческом разрешении напряженности противоречий между механистическим и целостным, благодаря дизайнерскому, архитектурному и тщательности, городское и больничное планирование должны многое изменить.

Существует богатая типология в истории архитектуры, показывающая многоуровневое взаимодействие больницы и города. Первое здание итальянского Ренессанса, как преподают в школах архитектуры, “Ospedale degli Innocenti” (1419) Филиппо Брунеллески во Флоренции, образовывает с одной стороны городскую площадь, а с другой подражание лоджии. Хотя здание не является строго больницей, а скорее убежищем или приютом для детей-сирот, оно в целом схоже и содержит большинство элементов больницы.

Ospedale degli Innocenti, Филиппо Брунеллески, 1419

Английские больницы 18-го и 19-го веков, такие как больница Св. Варфоломея, больница Гая и больница Лидса, имеют мощное общественное присутствие и демонстрируют элегантную и функциональную преемственность с городской общественной сферой. Они делают это не только через самоуверенный архитектурный язык, но и через создание городского пространства, которое могут быть использованы жителями не обязательно в лечебных целях.

Это двусторонняя сделка: больница пользуется общественным пространством города, а пациенты, посетители и персонал имеют в своем распоряжении гораздо более богатый набор вариантов присутствия. Старейшая больница Лондона, больница Святого Варфоломея, была основана Джеймсом Гиббом (1732–69 гг.) в 12 веке, а ее центральный двор является пожалуй лучшим примером реабилитации и восстановления в городе. Почти до конца 20-го века пациентов будут выкатывать в кроватях на сквозной городской маршрут, чтобы получить доступ до свежего воздуха и солнца на площади, наблюдая при этом за окружающим миром.

Больница «Hôtel-Dieu» в Париже была основана еще раньше, прошла через многие перевоплощения, и на протяжении многих веков занимала видное общественное положении наряду с Нотр-Дам на Иль-де-ла-Сите. Нынешнее здание представляет собой классический городской госпиталь 19-го века с типологией павильона, организованный вокруг длинного двора, который открывается с Соборной площади. А окончания павильона представляется в благородной форме, в виде ритмичных боковых «улиц».

Перед проектированием Лидского лазарета (1863-69) архитектор Джордж Гилберт Скотт, с главным врачом, доктором Чарльзом Чедвиком посетил лучшие больницы Европы. Он использовал типологию павильона, отстаиваемый Флоренс Найтингейл, который ранее использовался в лондонском Сент-Томасе, но приспособил так, чтобы окончания проходов было как и в других общественных зданиях.

Генеральная лазарет в Лидсе, Джордж Гилберт Скотт, 1863-69

Больница “St Pau” в Барселоне (1901-1930), спроектированная Lluís Domènech и Montaner, имеет, пожалуй, самые вдохновляющие и оживленные общественные места в своих стенах. Если бы не мелкие признаки, было бы невозможно узнать, что центральное пространство, вокруг которого расположено большинство довольно красивых зданий, было не просто одной из прекрасных общественных площадей города. До недавнего времени это была полностью функционирующая больница, теперь частично преобразованная в культурный центр.

Современное движение в архитектуре внесло заметный вклад в типологию больниц, например, в санатории по борьбе с туберкулезом “Alvar Aalto’s” в Паймио или в санатории им. Johannes Duiker’s Zonestraal. Но нереализованный Ле Корбюзье Венецианский госпиталь (1963) выделяется как одна по-настоящему дальновидная современная концепция больницы, отвечающая городу и его возможностям. По его замыслу здание сегментировано и вплетено в венецианскую городскую ткань каналов и дорог тонким и сложным образом.

За исключением окон в крыше над палатами стационарных отделений (Корбюзье полагал, что для восстановления необходим уровень самоанализа, который гарантирует только вид неба), это было радикальное гуманистическое эссе при проектировании больницы как продолжения городской ткани, ряд связанных площадей, с маршрутами, соединяющим с городом и вертикальным наслоением функций.

10
11
8
9
12
13
14
15
16
17

Венецианская больница Ле Корбюзье, план 1963 года

Подготовлено SUNAND PRASAD для журнала The Architectural Review


Залишити коментар


logo_MC_dark

___________________________________

Аналіз, експертиза, консалтинг, проектування, будівництво, оснащення та реконцепція медичних закладів у приватному та державному сегменті, відповідно до українських та міжнародних стандартів.

Підписка на новини

ГРОМАДСЬКА ОРГАНІЗАЦІЯ «ЕКСПЕРТНО-АНАЛІТИЧНИЙ ЦЕНТР «МЕДИЧНИЙ КОНСТРУКТОР» (код ЄДРПОУ: 43594300) Copyright by MEDICAL CONSTRUCTOR© 2020. All rights reserved.